Иследования

Отказ от лечения

Принципы демократии позволяют каждому человеку свободно выбирать, обращаться ли за помощью к врачу при возникно­вении заболевания, попытаться лечиться самостоятельно или вовсе не лечить имеющееся расстройство. Однако такая пози­ция не может успокаивать врача, который как профессионал знает, что отказ от лечения может нанести больному непопра­вимый вред и даже стать причиной смерти. Мы полностью поддерживаем врачей, которые считают каждый случай отказа от лечения своей личной неудачей, прикладывают все свои усилия, чтобы изменить точку зрения пациента С психологической точки зрения, не каждое решение о прекращении лечения можно считать свободным. Довольно часто пациент, формируя свое мнение, находится в плену за­блуждений, неточных, поверхностных знаний, неосознавае­мых психологических защит. Поэтому прежде чем требовать от больного письменного выражения его отказа, важно не спеша обсудить ситуацию, подвергнуть ее психологическому анализу. Это можно сделать, только сохраняя стремление к партнерству и взаимопониманию. В первую очередь следует выразить уважение к точке зрения пациента и заинтересован­ность в ее более глубоком изучении. Раздражение, бурное не­согласие, нетерпеливость — это может свести на нет все уси­лия переубедить больного.

Важно выяснить причину страха и предоставить больному необходимые гарантии. Так, пациенту, обеспокоенному воз­можным дефектом Читать далее

Достижение самореализации

Ему сильно мешают отчаянная борьба за собственный престиж и боязнь показаться некомпе­тентным. Страх автоматически включает неосознаваемые пси­хологические защиты («Зачем мне это нужно», «Это мелочи»), не позволяет человеку заметить пробелы в своих знаниях, а значит отвлекает его от самообразования. Гораздо полезнее сразу признать свою некомпетентность в том вопросе, по ко­торому вы не имеете достаточных знаний, а затем попытаться компенсировать свое незнание, почитав необходимую литера­туру или спросив у эксперта. Удовлетворить потребность в самореализации можно не только в профессиональной деятельности — она может быть достигнута в семейной жизни, в воспитании детей, в увлече­ниях, во взаимодействии с друзьями. В этом смысле врач дол­жен стремиться к разнообразию жизненных целей, ограниче­ние всех интересов только работой делает его позицию очень хрупкой: ведь любая неудача на работе или даже длительный период отсутствия прогресса могут вызвать депрессию и чув­ство бессмысленности жизни. Избавиться от чувства неудов­летворенности помогает возможность поделиться своими мыслями о работе с членами семьи. Эффективным способом преодоления эмоционального вы­горания считают искреннее общение с коллегами, обсуждение своих проблем, совместный поиск решения. Известный вен­герский психолог М. Балинт (1896—1970), ставший Читать далее

Синдром эмоционального выгорания

В последние годы большое внимание уделяется проблеме про­фессиональной деформации личности людей так называемых помогающих профессий (учителей, психологов, социальных работников, врачей). Отмечено, что даже самый тщательный отбор для работы в этих областях людей, способных к сопере­живанию, не может противодействовать нарастающему фор­мализму, отстраненности, раздражению, которые появляются у них через несколько лет работы.

Это явление было названо синдромом выгорания (burnout syndrome). Классическое его описание включает эмоциональное истощение, чувство потери своего Я (разочарование) и недовольство своими достижениями. Прак­тически всегда возникают раздражение по поводу поведения как пациентов, так и коллег, сомнения в правильности вы­бранной профессии, склонность к стереотипиям в мышлении, формализм, идеи самообвинения, чувство утраты смысла жиз­ни. Описывают и физические жалобы: нарушения сна, аппе­тита, колебания артериального давления, боли в мышцах и суставах, обострение психосоматических заболеваний. Крайне негативными последствиями выгорания бывают злоупотребле­ние психотропными средствами и алкоголем, прием наркоти­ков и стимуляторов. Некоторые психологи рассматривают эмоциональное выго­рание как одну из психологических защит, которая развивает­ся в ответ на хронический стресс в условиях, когда человек не может Читать далее

Отказ от конфликта

Это не означает отсутствия честности и правдивости в обсуждении. Накопление невысказанных обид, претензий обычно только усиливает противостояние, раздра­жение. Спокойное выражение своего несогласия, указание на ущемление интересов часто позволяют продуктивно согласо­вать несколько мнений и выработать наилучшую тактику. Ча­ще всего возможность честного и открытого обсуждения оп­ределяется руководителем коллектива. Его авторитарная пози­ция, преследование несогласных, высмеивание чужой точки зрения не позволяют подчиненным свободно высказываться, создают неблагоприятную, нетворческую обстановку.

Для наиболее эффективной работы важно, чтобы как мож­но больше потребностей каждого члена коллектива было удовлетворено. Выяснение и учет интересов каждого позволя­ют рассчитывать на ответную благодарность и эффективное сотрудничество. Так, важно создать условия (или хотя бы не мешать) и тем, кто обеспокоен материальным благополучием семьи; и тем, кто хотел бы получить дополнительное образо­вание и повысить свой статус; и тем, кто просто мечтает о за­мужестве. Многие пациенты также способны понять и при­нять потребности медицинских работников, поэтому в случае конфликта врач вполне может обсудить с пациентом возмож­ность компромисса, который позволит учесть интересы и больного, и врача, и медицинской сестры. Читать далее

Нарушение интеллекта

Интересно, что разумной и серьезной позиции можно ожидать даже от пациентов с психическими заболеваниями и. Замечено, что большинство боль­ных с бредом соглашаются на проведение специального лече­ния, чувствуя его положительный эффект. Больные с олигоф­ренией, конечно, не могут понять механизма действия ле­карств, но они способны осознать практические цели лече­ния, конкретную пользу, которую получают от него. При со­противлении со стороны больного призвать его к серьезной, взвешенной позиции можно словами «Не спешите», «У вас есть время обдумать мои слова», «Я предлагаю вам начать ле­чение сейчас и принять решение, имея собственное представ­ление о том, что я говорю. Позже вы сможете поменять свое мнение».

Невозможно рассчитывать на партнерские взаимоотноше­ния, если пациент не осведомлен относительно опасности сво­его состояния, результатов проведенных обследований и воз­можного исхода болезни. Сокрытие этих фактов от больного свидетельствует о неуважении чувств пациента или о слабости и неуверенности врача, его боязни, что он не сможет спра­виться с возникшей реакцией больного. Растерянность, кото­рую демонстрирует врач в ответ на прямые вопросы пациента, выдает его неоткровенность. Начиная работу с больным, врач часто пользуется некото­рым кредитом доверия, основанным на достижениях Читать далее

Межличност­ное общение

Одним из важнейших навыков медицинского работника считают умение выбрать правильную позицию в (с пациентами, их родственниками, своими коллегами, начальством, медицинскими сестрами). Психологи отмечают, что в основе взаимопонимания (эмпатии) обычно лежит двойственная позиция человека, внутренняя борьба ме­жду согласием с собеседником и стремлением противостоять ему. Так, беседуя с больным, врач не только противопоставля­ет себя пациенту («Я могу вас вылечить»), но и сочувствует ему («Я тоже иногда болею»). Важно, чтобы эти две тенден­ции находились в гармоничном соотношении. Попытка пол­ностью идентифицировать себя с больным делает медицин­ского работника очень слабым, растерянным, беспомощным, мешает вселить в пациента надежду на выздоровление. Отказ от признания в себе потенциального больного, напротив, де­лает врача слишком холодным, надменным, недоступным, ме­ханическим. Наиболее желательная уравновешенная позиция была описана известным психологом Адольфом Гуггенбюль- Крейгом как образ «раненого целителя», который он сравни­вал с богом врачевания Асклепием, известным своей хро­мотой. Безусловно, успех лечения будет лучше в том случае, если врач и пациент стремятся к одной цели и помогают друг дру­гу. Это возможно только тогда, когда удается достичь равно­правия в общении. Демократизация российского общества потребовала Читать далее

Восстановление трудоспособности и социального статуса пациента

Оно после перенесенного заболевания не представляет существенной проблемы, если он сам активно помогает меди­цинским и социальным работникам. Активность, стремление к самореализации, уверенность в своих силах, высокая самооценка, заинтересованность помогают человеку найти свое место в жизни даже при тяжелых инвалидизирующих заболе­ваниях и травмах. Таким образом, главной задачей реабилита­ции следует считать создание сильного стремления (мотива­ции) к восстановлению социального статуса. Этому может ме­шать либо депрессивный настрой пациента, либо наличие рентной установки.

Депрессия является универсальной реакцией человека на тяжелые жизненные события, поэтому она наблюдается чрез­вычайно часто в случае возникновения неизлечимого заболе­вания, утраты способностей (ходить, видеть, слышать, полу­чать сексуальное удовлетворение и пр.) или внешней привле­кательности. Чувство безысходности не позволяет людям ви­деть возможные выходы из ситуации, часто становится причи­ной стремления к суициду. Важно вовремя диагностировать депрессию и предпринять активные действия по ее преодоле­нию. Наиболее надежным считается применение лекарствен­ных средств (антидепрессантов). Больные активно со­противляются их назначению, заявляют, что никакое лекарст­во не может вернуть им утраченные способности. Важно про­явить Читать далее

Растительные транквилизаторы

Они считаются более безопасными, их можно прини­мать длительное время. Они особенно подходят для амбула­торной практики, могут быть назначены детям. Однако их эф­фективность в условиях острого стресса существенно уступает синтетическим средствам. В литературе описаны случаи стой­кой заторможенности и вялости на фоне длительного приема валерианы. Ноотропы и ноотропоподобные средства назначаются для улучшения процессов мышления и памяти, повышения устой­чивости к стрессу, преодоления негативного воздействия бо­лезни на работу мозга. В большинстве случаев эти средства лишены явного психотропного (успокаивающего или стиму­лирующего) эффекта. Кратковременный прием этих лекарств бессмыслен, поскольку действие их развивается медленно. Принимать ноотропы могут люди любого возраста. Показани­ем к их назначению считают астенические состояния, послед­ствия интоксикаций, инфекций и травм, ослабление памяти, нарушения внимания. При сосудистых заболеваниях отдают предпочтение препаратам, улучшающим мозговой кровоток (винпоцетин, танакан, инстенон, сермион), они могут сни­жать артериальное давление. Детям с нарушениями психиче­ского развития чаще назначают пирацетам (ноотропил), гли­цин, энцефабол, семакс. Пирацетам и церебролизин выбира­ют также в том случае, когда требуется Читать далее

Блокада дофаминовых рецепторов

Она определяет выраженный центральный противорвотный,
нормализующий моторику же­лудочно-кишечного тракта эффект. Так, нейролептик меток — лопрамид (церукал) активно используется в гастроэнтероло­гии. Аналогичное средство сульпирид (эглонил) специально рекомендовано для лечения язвенной болезни. Блокада нор­адреналиновых рецепторов определяет выраженный гипотен­зивный эффект нейролептиков, в этом смысле резерпин рас­сматривается как средство, во многом совпадающее по дейст­вию с нейролептиками. Способность блокировать гистамино — вые рецепторы позволяет назначать нейролептики для лече­ния аллергии и зуда, специально с этой целью в медицине применяют нейролептик дипразин (пипольфен). Важной осо­бенностью нейролептиков считают способность потенциро­вать действие обезболивающих средств: так, препарат дроперидол используется вместе с фентанилом для проведения ней — ролептаналгезии. Психотропные эффекты нейролептиков также многообраз­ны. В целом их действие рассматривается как успокаивающее. Некоторые препараты можно назначать в качестве снотвор­ных. Особенностью действия нейролептиков считают то, что седативный эффект не сочетается с расслаблением мышц и нарушением координации. Важно отметить, что при примене­нии нейролептиков никогда не развивается привыкания, злоупотребления и психической зависимости, это позволяет проводить лечение длительно. Успокаивающее действие у не­которых Читать далее

Отреагирование в действии

Или игре направлено на творче­ское самовыражение человека, освобождение от скрытых ком­плексов, раскрепощение. Особенный интерес к данным тех­никам проявляют психологи гуманистического направления. Игровая терапия подходит не только детям, но и взрослым, которые с удовольствием действуют, когда над ними не довле­ют «условности общества». Примерами такой терапии могут быть занятия аэробикой, танцами, театральными постановка­ми. Более сложной является методика психодрамы включающая в себя элементы психологического анали­за. Кроме групповых, возможны индивидуальные занятия по самовыражению, т. е. лепка, рисование, работа в саду. Отреагирование в действии особенно подходит людям, не­способным выразить в словах свой внутренний мир (алекси — тимия). К сожалению, отреагирование и игровая терапия не позволяют избавить человека от существующих комплексов, скорее они направлены на снятие напряжения, повышение самооценки. Так, человек, имеющий проблемы в общении, может сглаживать острое чувство одиночества, посещая один или два раза в неделю занятия в танц-классе, кружке по рос­писи ткани или в спортивном клубе. Часто в остальной жизни он остается таким же одиноким, как и прежде. Парадоксальные техники в последнее время привлекают все больший интерес, поскольку они позволяют помочь паци­ентам, которым не помогли никакие другие психотерапевти­ческие приемы. Предполагается, что низкий успех предшест­вовавшей Читать далее